Пламя и кровь
не буди во мне дракона
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Пламя и кровь > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — воскресенье, 19 августа 2018 г.
xx идa в сообществе the wired 00:25:51

melpomen­e

­­


Категории: ::Screencap, ::Anime, :Neon Genesis Evangelion, 1990s, Girl, Text
xx идa в сообществе the wired 00:09:44

melpomen­e

­­


Категории: ::Screencap, ::Anime, 1990s, :Neon Genesis Evangelion, Girl, Boy, Duo, Text
xx идa в сообществе the wired 00:08:39

melpomen­e

­­
­­


Категории: ::Screencap, ::Anime, 1990s, :Neon Genesis Evangelion
Вчера — суббота, 18 августа 2018 г.
. Avaritta 23:50:14
тоскливо
ненавижу когда химия в моей голове подкидывает мне эмоции, которые вот СОВСЕМ НЕ СООТВЕТСТВУЮТ СИТУАЦИИ
сначала я пыталась разбираться с причинами внезапной хандры, правда
но у этой штуки нет основания
скорее это я подбирала причины под уже нахлынувшую грусть пока не забила


ост моего сегодняшнего вечера - "прощайте, мой сеньор"

Тоска сидит в углу
Несчастной серой крысой,
И листопадом с губ
Летит словесный сор,
Сгорают на полу
Обрывки глупых мыслей;
Мой мозг устало-туп -
Прощайте, мой сеньор.
xx идa в сообществе the wired 23:26:08

melpomen­e

­­
­­


Категории: ::Screencap, ::Anime, :Neon Genesis Evangelion, 1990s, Girl, Crowd, Phone
[ Прекрасные строки ] Earl Sher. 20:52:19

Now I see the times they change.

Я жизнь гашу, а не свечу.
На свете не найдется Прометея,
Чтоб вновь её зажечь.

Позавчера — пятница, 17 августа 2018 г.
... оshi 22:33:01
Дошел до того состояния, когда прописано сходить в раковый диспансер.
Детский. И что бы напротив - ветеринарная клиника, усыпляющая котят.
НАЧАЛО НОВОЙ ЭРЫ B e t t a 17:35:37
 Минуты,минуты разделяют две эры моей жизни.
Самолет Мюнхен-Москва приземлился. Выдача багажа.
Я в бархатной кофточке. Ноги подкашиваются!
С этих минут мы не просто вместе. Рядом.
—— brodsky Великий Уравнитель 15:20:04

За красным­ восходо­м розовый­ закат

­­ Пилигримы

Мои мечты и чувства в сотый раз
идут к тебе дорогой пилигримов.
В. Шекспир


Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета.
За ними ноют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звезды встают над ними,
и хрипло кричат им птицы:
что мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но все-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
от веры в себя да в Бога.
...И, значит, остались только
иллюзия и дорога.
И быть над землей закатам,
и быть над землей рассветам.
Удобрить ее солдатам.
Одобрить ее поэтам.

1958



Категории: Стихотворение, Нравится
579 незаконченное Меланхолия Грешника 13:56:25
значит встали мы такие в 8 утра, кое-как умылись, собрались и попиздили до Димки. Машина у нас сломана, так что пришлось ехать на автобусе до Нижнего, а потом еще на трамвае до Димки. Автобус, кстати, это вообще отдельная тема. Это была газелька, а газельки, как известно, гоняют как черти, но нам попался какой-то из ряда вон водила. 70 это прям максимум. Вот прям потолок. Да еще и бедная газелька тарахтела так, что вот вот двигло выплюнет нахуй. Сидел бы, блиать, дома и газель свою чинил. Лан. Далее.
А далее был трамвайчик. Старый, шумный, но, в целом, ничего такого особенного. Доехали мы значит на нем до хлебозавода, а там так вкусно булочками пахнет. Стояла бы и нюхала целый день, а потом обожралась бы ими как порося:-D­ Но нам же надо торопиться. Нас же ждут - наивно думали мы. Димка легкой джазовой походкой дошел до остановки, и точно так же мы втроем пошли к нему, вот вообще не торопясь. Как будто нам не ехать еще 200 с лишним км. Ладно.
А дальше была Димкина мама, которая как-то судорожно носилась по квартире вроде и собираясь, а вроде и нет. Да и все равно нам еще Настю ждать. Она же тоже не торопится. Бесят меня те, кто никогда, сука, не торопитсяX-(­ но об этом позже.
Итак, спустя примерно пол часа бесценного времени, дождавшись всех на свете и выпив невкусный сладкий чай, мы с Сашкой решили ускорить процесс и выбежали на улицу. Машину проветрить, покурить. Мы даже несколько сумок с собой взяли, но Его Величество Дима хотел сам все уложить в багажник - флаг те в руки. Как оказалось, в тетрис он играть вообще не умеет. Складывать несколько сумок - херня делов, но нет. Ладно. Запихали. Уселись. Поехали.
Потом была заправка, выезд из Нижнего какими - то окольными путями и начало федеральной трассы на Арзамас. Там, кстати, нехуевый такой нежданчик оказался. За пару км до развилки на Кстово и Арзамас мы встали в нормальную такую пробку с кучей фур. И ладно бы так, но нет. Половину дороги ремонтируют, она вся раздолбаная, жарко, воняет гудроном или там еще чем, и вдобавок я захотела в туалет. Захотела я, конечно, минут 15 назад, но именно сейчас это было ощутимо. Ладно. Кое-как плетемся, скоро развилка - сидим и всей компанией дружно молимся, чтобы все эти фуры свернули на Кстово, а мы со спокойной душой поехали в другую сторону. И мне притормозили около каких-нибудь кустиков, а то прям ваще(:|­


Категории: Рассказ
Обо мне-2 Лизиона 10:51:36
Анкета
Подробнее…Любимый актер: Халит Эргенч, Брюс Уиллис, Марсиу Гарсия;

Любимая актриса: Мила Кунис, Линдси Лохан, Гресия Кольменарес;

Любимый аниме-мультфильм: Небесный замок Лапута/Laputa: The Castle in the Sky;

Любимое аниме-сериал: Сейлор Мун Кристалл/Sailor Moon Crystal;

Любимая буква: И/I;

Любимый вид спорта: спортивная ходьба;

Любимое время года: осень;

Любимое время суток: вечер;

Любимая геометрическая фигура: ромб;

Любимый год: 2010;

Любимый город: Москва;

Любимая группа: Skillet;

Любимое дерево: берёза;

Любимая еда: макароны с сыром;

Любимое женское имя: Дарья/Daria, Марианна/Marianna, Розмари/Rosemary;

Любимое животное: лиса/олень;

Любимая игра: Монополия;

Любимый исполнитель: Робби Уильямс/Robbie Williams;

Любимая исполнительница: Белинда Карлайл/Belinda Carlisle;

Любимая книга: "Бен-Гур" Лью Уоллеса, Хроники Зачарованного королевства, Хроники Нарнии

Любимый магазин: FixPrice;

Любимая марка машины: Subaru;

Любимая марка мобильника: Samsung;

Любимый месяц: Сентябрь;

Любимый музыкальный инструмент: волынка;

Любимое мужское имя: Александр/ Alexander, Ричард/Richard;

Любимый мультфильм: Леди Баг и Супер Кот/Lady Bug & Chat Noir;

Любимый напиток: молоко;

Любое насекомое: бабочка;

Любимый овощ: огурец;

Любимый писатель: К. С. Льюис, Александр Волков, Юлия Вознесенская;

Любимый поэт: А. Блок;

Любимая песня: Des'Ree-You Gotta Be;

Любимый праздник: Новый Год;

Любимый предмет: крестик;

Любимая птица: утка;

Любимое растение: хлорофитум;

Любимая рыба: гурами;

Любимый сайт: beon.ru;

Любимый сериал: Дороги Индии/Camho das Indias;

Любимые сладости: чай с сахаром;

Любимое стихотворение: "Ангел-Хранитель" А. Блока /"Divine Image" by William Blake;

Любимая страна: Великобритания, Япония, Китай

Любимый фильм: Восхождение Юпитер/Jupiter Ascending;

Любимый фрукт: банан;

Любимый цвет: радуга;

Любимый цветок: лилия/спатифиллум

Любимая цифра/число: 8 и 108(0);

Любимый флаг: российский;

Любимая фраза: "Без обид";


­­


Категории: Про меня, Интересное, Любимое
четверг, 16 августа 2018 г.
МИФОЛОГИЯ МЕКСИКИ Льюис Спенс ::: Мифы инков и майя камышинка2 03:07:27
Религия древних мексиканцев представляла собой политеизм, или поклонение пантеону богов, который в общем виде был схож с греческим и египетским. Однако местные влияния были сильны, и они особенно заметны в обычае ритуального каннибализма и человеческого жертвоприношения. Необычное сходство с практикой, характерной для христианства, было обнаружено в мифологии ацтеков испанскими конкистадорами,

Камень Солнца
Ацтеки, или астеки — индейский народ в центральной Мексике. Численность современных науа, как ещё называют ацтеков, - свыше 1,5 млн человек. Цивилизация ацтеков (XIV—XVI века) обладала богатой мифологией и культурным наследием. Столицей империи ацтеков был город Теночтитлан, расположенный на озере Тескоко, там, где сейчас располагается город Мехико.
На народном языке ацтеков науатль слово «ацтек» означает буквально «некто из Ацтлана», мифического места, расположенного где-то на севере. Современное использование слова «ацтеки» как термина, объединяющего народы, связанные торговлей, обычаями, религией и языком, было предложено Александром фон Гумбольдтом и мексиканскими учеными XIX века как средство отличать современных им мексиканцев от коренного индейского населения.

Сами ацтеки называли себя «мешика», или «теночка» и «тлальтелолька» — в зависимости от города происхождения (Теночтитлан, Тлателолько). Что касается происхождения слова «мешика» (аст. mxihcah, от которого происходит слово «Мексика»), то высказываются весьма различные версии его этимологии: слово «Солнце» в языке науатль, имя вождя ацтеков Мешитли (Мекситли, Мекштли), тип водоросли, произрастающей в озере Тескоко. Самый известный переводчик с языка науатль, Мигель Леон-Портилья (исп. Miguel Len-Portilla), утверждает, что это слово означает «середина луны» — от слов metztli (Мекстли, Мецтли, Мештли, Метчтли — Луна) и xictli (середина). Самоназвание «теночки», возможно, происходит от имени Теноча — ещё одного легендарного правителя.

Испанцы — романский народ, населяющий большую часть Пиренейского полуострова. Являются потомками иберо-римлян, включивших германский (вестготы и свевы) и арабо-мавританский (мавры) элементы. Говорят на испанском (кастильском), арагонском, и астурийском языках. Численность испанцев в мире составляет около 47 млн чел. В самой Испании — более 38 млн чел. Остальные живут в странах Западной Европы, в Америке, Африке.
В XVIII—ХІХ веках в России слово «испанец» часто произносилось как «гишпанец».
Потомки испанцев также представлены среди сотен миллионов человек в испаноязычных нациях Латинской Америки, а также на Филиппинах.

Конкистадор (архаизм конквистадор, исп. conquistador — завоеватель) — в период конца XV — XVI веков испанский или португальский завоеватель территорий Нового Света в эпоху колонизации Америки, участник конкисты — завоевания Америки. Лидеры конкистадоров-перво­проходцев именовались аделантадо. По мнению мексиканского историка Хосе Дурана «Вполне понятно, что конкисту совершили немногие тысячи воинов, их было, может, тысяч десять», а аргентинский историк Руджьери Романо оценивает численность конкистадоров максимум в 4-5 тысяч человек
Как правило, конкистадорами являлись обедневшие испанские рыцари (то есть идальго и кабальеро). Основными факторами, послужившими их появлению, современная историческая наука называет следующие: окончание Реконкисты, политические и экономические устремления испанской короны (в поздний период Конкисты), объединение дворянства и, главное, открытие новых земель, требовавших освоения.

Немаловажную роль сыграло то, что вдали от Европы испанец становился свободным как от королевской власти (например, ситуация с выплатами в пользу короны в начале XVI в.), так и от церковной.

Одной из их целей был поиск и захват новых земель и богатств в неизвестном мире. Конкистадорами было предпринято достаточно большое количество экспедиций и походов на территории Нового Света. Финансирование велось в основном на свои собственные средства кабальерос практически без поддержки, а зачастую и вопреки желаниям испанского королевского двора.
Коренным и основным преимуществом было наличие закованной в броню рыцарской кавалерии и огнестрельного оружия, что позволяло конкистадорам проводить успешные атаки на индейские поселения, причём местное население испытывало панический страх при виде лошадей и всадников, считая последних вообще единым целым существом. Завоевательные походы испанских конкистадоров включали кампании в Гватемале, Перу, Тауантинсуйу, Колумбии, Чили, Гондурасе и на побережье Тихого океана.
К числу наиболее известных предводителей конкистадоров относят Эрнана Кортеса (Мексика), Франсиско Эрнандеса де Кордова (побережье Юкатана), Франсиско де Монтехо (Юкатан в целом), Хуана де Грихальву (Мексика), Франсиско Писарро (Тауантинсуйу), Диего де Альмагро (Панамский перешеек, Перу и Чили), Васко Нуньеса де Бальбоа (Тихоокеанское побережье Южной Америки), Франсиско де Орельяна (бассейн Амазонки), Диего Веласкеса де Куэльяра (Куба), Педро де Вальдивию (Чили), Педро Альварадо (Центральная Америка), Гонсало Хименеса де Кесаду (Колумбия), Эрнандо де Сото (Миссисипи).

Тецкатлипока в роли Вестника Смерти
Тецкатлипока был гораздо больше, чем просто олицетворение ветра, и если его считали богом, дающим жизнь, то у него также была власть и уничтожать ее. На самом деле он иногда оказывается безжалостным посланцем смерти, и в таком качестве его величали Нецауальпилли (Голодный вождь) и Яоцин (Враг).

Тецкатлипоку обычно изображали с дротиком в правой руке, вложенным в atlatl (копьеметалка), с зеркальным щитом и четырьмя дополнительными дротиками в левой руке. Щит — это символ его судебной власти над человечеством как поборника справедливости среди людей.

Ацтеки изображали Тецкатлипоку мчащимся по дорогам в поисках людей, на которых можно обрушить свой гнев, подобно ночному ветру, который несется по пустынным дорогам более стремительно, чем днем. И действительно, одно из его имен Йоалли Ээкатль означает «Ночной ветер». Вдоль дорог специально для него расставляли каменные скамьи, своей формой напоминающие те, которые делались для сановников мексиканских городов, чтобы на них он мог отдохнуть после своих стремительных путешествий. Эти скамьи были скрыты зелеными ветвями, под которыми должен был прятаться бог в ожидании своих жертв. Но если один из схваченных им людей побеждал его в борьбе, то он мог просить все, что захочет, и быть уверенным, что божество исполнит свое обещание незамедлительно.

Считалось, что Тецкатлипока привел народ науа, а особенно народ Тецкоко, из северных краев в долину Мехико. Но он не был просто местным божком Тецкоко, его культ широко распространялся по всей стране. Высокое положение в мексиканском пантеоне завоевало ему особое почитание как бога судьбы и удачи. Место в качестве главы пантеона науа дало ему много черт, которые были изначально чужды его характеру. Страх и желание возвеличить своего богапокровителя будет побуждать приверженцев культа этого могущественного бога наделять его любыми или всеми качествами, так что нет ничего удивительного в том, что Тецкатлипока превратился в нагромождение всевозможных свойств, человеческих или божественных, когда мы вспоминаем о главенствующем положении, которое он занимал в мексиканской мифологии. Каста его жрецов значительно превосходила в могуществе, в широте и активности своей пропаганды жрецов других мексиканских божеств. Ей приписывают изобретение многих цивилизованных обычаев, и совершенно ясно, что жрецам почти удалось сделать его культ всеобщим, как это уже было показано. Другим богам поклонялись с какойнибудь особой целью, но поклонение Тецкатлипоке считалось обязательным и в какойто степени гарантией от уничтожения вселенной, той катастрофы, которая, как верили науа, может произойти при его содействии. Он был известен как Моненеке (Требующий молитв), а на некоторых его изображениях видно золотое ухо, выглядывающее из его волос, к которому тянутся вверх маленькие золотые язычки, обращающиеся к нему с молитвой. Во времена общенациональной опасности, мора или голода все обращались с молитвами к Тецкатлипоке. Главы общин направлялись к его teocalli (хрампирамида) в сопровождении толпы народа, и все вместе искренне молились о его скорейшем вмешательстве. Дошедшие до наших дней молитвы, обращенные к Тецкатлипоке, доказывают, что древние мексиканцы безоглядно верили в то, что он обладает властью даровать жизнь и смерть; и многие из них сформулированы в самых жалобных выражениях.

Праздник Теотлеко
Главенствующее положение, которое занимал Тецкатлипока в религии мексиканцев, хорошо иллюстрирует праздник Теотлеко (Пришествие богов), который полностью описан Саагуном в рассказах о мексиканских праздниках. Другой особенностью, связанной с его культом, было то, что он являлся одним из немногих мексиканских богов, которые имели отношение к искуплению грехов. Науа изображали грех в виде экскрементов, и в различных манускриптах Тецкатлипоку изображают в виде индюка, которому приносят жертвоприношение нечистотами.

О празднике Теотлеко Саагун пишет: «Когда наступал двенадцатый месяц, проводили праздник в честь всех богов, которые, как говорили, ушли в какуюто страну, местонахождение которой мне неизвестно. В последний день месяца проводили еще более пышный праздник, потому что боги возвратились. На пятнадцатый день этого месяца мальчики и служители украшали все алтари или молельни богов ветками, а также те алтари, которые находились в домах, и изображения богов, стоящие на обочинах дорог и на перекрестках. За эту работу они получали плату кукурузой. Некоторые получали полные корзины, а другие — всего лишь несколько початков. На восемнадцатый день появлялся вечно молодой бог Тламацинкатль, или Титлакауан. Говорили, что он хороший ходок и всегда приходит первым, потому что силен и молод. В ту же ночь в его храме ему делались жертвоприношения пищей. Все пили, ели и веселились. Старики особенно праздновали приход этого бога и пили вино; утверждают, что этими возлияниями ему омывали ноги. Последний день месяца был отмечен большим праздником, потому что все верили, что в это время возвращаются все боги. В предшествующую ночь на коврике замешивали тесто, так как считалось, что в знак своего возвращения боги оставят на нем отпечаток ступни. Главный служитель всю ночь следил, расхаживая взадвперед, появится ли отпечаток. Когда он, наконец, видел его, он кричал: „Хозяин пришел!“ — и тут же храмовые жрецы начинали трубить в рожки, трубы и другие музыкальные инструменты. Услышав эти звуки, все принимались делать жертвоприношения пищей во всех храмах». На следующий день должны были прибыть пожилые боги, и молодые люди, переодетые в чудовищ, швыряли жертв в огромный жертвенный костер.

Праздник Тошкатль
Самым замечательным праздником, связанным с Тецкатлипокой, был Тошкатль, проводившийся в пятом месяце. В день этого праздника убивали юношу, которого в течение целого года тщательно готовили к роли жертвы.

Его выбирали из числа лучших военнопленных этого года, и у него на теле не должно было быть ни одного изъяна или пятнышка. Он присваивал имя, одеяние и атрибуты самого Тецкатлипоки, и все население относилось к нему с благоговейным страхом, так как он считался представителем этого божества на земле. Днем он отдыхал и осмеливался выходить на улицу только ночью, вооруженный дротиком и щитом бога, чтобы рыскать по дорогам. Это, конечно, символизировало перемещения богаветра по ночным магистралям. У него также был свисток, как у бога, и с его помощью он устраивал такой шум, какой производит таинственный ночной ветер, когда летит по улицам. К его рукам и ногам были привязаны небольшие колокольчики. За ним следовала вереница слуг, а через определенные промежутки времени он отдыхал на каменных скамьях, которые ставили у дорог для удобства Тецкатлипоки. В течение этого года его сочетали браком с четырьмя прекрасными девушками высокого происхождения, с которыми он проводил время во всевозможных развлечениях. Его угощали на застольях знати как земного представителя Тецкатлипоки, а его последние дни представляли собой один бесконечный круг праздников и развлечений. Наконец, наступал роковой день, когда его должны были принести в жертву. По достижении вершины жертву принимал верховный жрец, который быстро воссоединял ее с богом, им изображаемым, вырывая на жертвенном камне из груди его сердце.


В американской мифологии змея тесно связана с птицей. Так, имя бога Кецалькоатля можно перевести как «Пернатый змей», и можно привести еще много похожих случаев, когда образ птицы был объединен с образом змеи. Уицилопочтли, без сомнения, один из них. Мы можем рассматривать его как бога, первоначальная идея которого возникла из образа змеи, символа военной мудрости и мощи, символа воинского дротика или копья, и колибри, вестника лета, того времени года, когда бог змей или молний властвует над урожаем.

Уицилопочтли обычно изображали с развевающимся плюмажем из перьев колибри на голове. Его лицо, руки и ноги были раскрашены голубыми полосами, а в правой руке он нес четыре дротика. В левой руке у него был щит, на котором имелось пять пучков перьев, расположенных в шахматном порядке. Щит был сделан из тростника, покрытого орлиными перьями. Копье, которым он размахивал, также имело наконечник в виде пучка перьев вместо кремня. Такое оружие давали в руки тем, кто, став пленниками, участвовали в сражении перед жертвоприношением, так как, по разумению ацтеков, Уицилопочтли символизировал смерть воина на камне после гладиаторского боя. Как уже говорилось, Уицилопочтли был богом войны у ацтеков, и считалось, что он привел их на место будущего Мехико с их родины на севере. Город Мехико получил название от одного из своих районов, который носил одно из имен Уицилопочтли — Мешитли (Заяц из алоэ).



Главный праздник в честь Уицилопочтли был Тошкатль, который проводился сразу же после праздника Тошкатль Тецкатлипоки. Они были очень похожи. Праздники в честь Уицилопочтли проводились в мае и декабре, когда главный жрец пронзал стрелой его изображение, сделанное из теста, замешанного на крови принесенных в жертву детей, — акт, означавший смерть Уицилопочтли до той поры, пока он не воскреснет в следующем году.

Странно, но когда вспоминают об абсолютном главенстве Тецкатлипоки, то главным жрецом среди мексиканских жрецов считают главного жреца Уицилопочтли, мешикатля теоуацина. Жрецы Уицилопочтли занимали свою должность по праву происхождения, и их глава требовал абсолютного повиновения от жрецов всех других богов и считался вторым по могуществу и власти после самого монарха.

Тлалок, бог дождя
Тлалок был богом дождя и влаги. В такой стране, как Мексика, где богатство или скудость урожая полностью зависит от количества дождей, он был, как это легко предположить, очень важным божеством. Считалось, что его дом находится в горах, окружающих долину Мехико, так как они были источником местных дождей, а популярность подтверждается тем, что его скульптурные изображения встречаются чаще, чем изображения какихлибо других мексиканских богов. Обычно он изображается в полулежащем положении с приподнятой на локтях верхней частью туловища и полусогнутыми коленями, вероятно, для того, чтобы изобразить гористый характер местности, откуда идет дождь. Он был супругом Чалчиуитликуэ (Изумрудной госпожи), которая родила ему многочисленное потомство Тлалоков (Облаков). Многие изображающие его фигуры были вырезаны из зеленого камня под названием чалчиуитль (жадеит), чтобы показать цвет воды, а некоторые из них изображают его держащим золотую змею, олицетворяющую молнию, так как богов воды часто отождествляют с грохотом, который висит над горами и сопровождает сильный дождь. Тлалок, как и его прототип, бог народа киче Уракан, проявлял себя в трех видах: во вспышке молнии, в ударе молнии и в громе. И хотя его изображение всегда было повернуто лицом на восток, откуда, как полагали, он был родом, ему поклонялись как богу, обитающему во всех сторонах света, на каждой горной вершине. Когда задували несущие дождь ветры, цвета четырех сторон света на компасе: желтый, зеленый, красный и голубой — входили в цветовую гамму его наряда, которую также пересекали серебряные прожилки, изображавшие горные потоки. Перед его идолом обычно ставили сосуд, наполненный зерном всех видов, что должно было символизировать произрастание, которое, как все надеялись, принесет плоды. Он обитал в водяном раю под названием Тлалокан (Страна Тлалока), где царило изобилие плодов, где в вечном блаженстве жили утопленники, те, кого ударила молния, а также умершие от водянки. Те простолюдины, которые умерли другой смертью, шли в темное обиталище Миктлана, всепожирающего темного Властелина Смерти.

В местных рукописях Тлалока обычно рисуют с темным цветом кожи, большими круглыми глазами, рядом клыков и с угловатой голубой полоской над губами, загибающейся книзу и закручивающейся вверх на концах. Эта последняя деталь, вероятно, развилась из первоначального сплетения двух змей, чьи пасти с длинными клыками в верхней челюсти сходились у середины верхней губы. Помимо того что змея является символом молнии в мифологиях многих американских народов, она также символизирует и воду, олицетворением которой являются ее волнообразные движения.

Ежегодно в жертву Тлалоку приносили много детей и девушек. Если дети плакали, это считалось счастливым знаком дождливого сезона. Главным его праздником был Эцалькуалицтли (Когда едят пищу из бобов), который проводили приблизительно 13 мая, так как гдето к этому времени обычно уже начинался сезон дождей. Другой праздник в его честь, Куауитлеуа, начинал мексиканский год 2 февраля. Во время первого праздника жрецы Тлалока ныряли в озеро, подражая звукам и движениям лягушек, которые, как водные обитатели, были под особой защитой этого бога. Его жену, Чалчиутликуэ, часто изображали в виде небольшой лягушки.

Жертвоприношения Тлалоку
В определенных местах в горах, где Тлалоку посвящались искусственно созданные водоемы, совершались человеческие жертвоприношения. В их окрестностях располагались кладбища, и приношения богу хоронили рядом с местом погребения тел жертв, убитых в его честь. Его статуя стояла на самой высокой горе в Тецкоко, и один древний автор упоминает, что ежегодно в различных местах ему в жертву приносили пятерых или шестерых детей; у них вырывали из груди сердца, а останки хоронили. Горы Попокатепетль и Теокуинани считались его особыми резиденциями, и на вершине последней был построен храм, в котором стояло его изображение, вырезанное из зеленого камня.

Индейцы науа верили, что постоянное производство пищи и дождя вызывало у богов, чьим долгом было делать это, истощение. Это они пытались предотвратить, боясь, что если им не удастся сделать это, то боги умрут. Так, они предоставляли им время для отдыха и восстановления сил, а раз в восемь лет проводили праздник под названием Атамалькуалицтли (пост, когда едят кашу и пьют воду), во время которого каждый индеец науа возвращался на некоторое время к первобытной жизни. Одетые в костюмы, изображающие разнообразных представителей животного мира и птиц, и подражая звукам, издаваемым теми созданиями, которых они олицетворяли, люди плясали вокруг teocalli Тлалока с целью отвлечь и развлечь его после трудов по созданию плодоносящих дождей за последние восемь лет. Озеро заполняли водяными змеями и лягушками, и в него ныряли люди, чтобы поймать ртом рептилий и съесть их живьем. Единственной пищей, приготовленной из зерна, которую можно было принимать во время этого периода отдыха, была жидкая кукурузная каша на воде.

Случись какомунибудь более зажиточному крестьянину или мелкому землевладельцу решить, что для его урожая необходим дождь, или случись ему опасаться засухи, он шел к одному из профессионалов по изготовлению идолов из теста и просил сделать ему идол Тлалока. Такому идолу делались приношения в виде маисовой каши и пульке. Всю ночь крестьянин вместе со своими соседями плясал, крича и завывая, вокруг этой фигурки, чтобы пробудить Тлалока от его дремы, несущей засуху. Следующий день проводили, поглощая пульке в огромных количествах и предаваясь весьма необходимому после напряжения предыдущей ночи отдыху.
среда, 15 августа 2018 г.
Мой отзыв и опыт Гость в сообществе Взлом ловади 12:18:38
 Посвящается всем тем, кто хочет сделать заказ на взлом,по тем или иным причинам...
У меня были проблемы с сыном,нужно было прочесть его переписку в популярной социальной сети.
С дуру написала первому попавшемуся "хакеру",не разобравшись перевела ему двольно крупную сумму после чего тот не выслал
ни логина ни пароля,более того стал угрожать что мол если не вышлите мне еще денег,то он расскажет моему сыну и перешлет переписку!
В итоге послала ему еще денег что бы тот отстал и забыла про него.
Но проблема так и осталась,нужна была переписка.
В итоге долгих поисков вышла на человека с почтой lav.stanis@inbox.ru­
Обратилась туда,ответили мне через минут 15,я всё рассказала ,объяснила ситуацию.
Мне ответили,мол это не мои проблемы,я делаю заказы,а что и почему вам надо,меня не волнует.
Короче говоря оформила заказ,по завершению его получила логин и пароль,а так же мне показали как заходить на аккаунт,
что бы было не заметно! Осталась очень довольная результатом работы,а так же что стоило это все для меня даже дешево,что еще больше удивило.
По работе мне все сделали за три с половиной часа,что тоже удивило,так как я всегда думала что это делается на несколько дней.
В итоге всё разрешилось,перепис­ка не помогла принять верное решение,что в конечном счете пошло на пользу...Но это уже личное,я лишь поделилась историей,у кого тоже проблемы
и что есть в сети те что реально делает данные заказы.
Всем добра!



12:20:15 Фенрир.
Очень не палевная реклама. Очень.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
www melinoe в сообществе U33J6 09:07:51

ocean waves

­­


Категории: !Anime, !Sketch, Boy, Evangelion
в 17 лет серьезность не к лицу... ARINArom 05:37:03
 
­­

В 17 лет серьёзность не к лицу,
И как-то вечером оставьте свои полные бокалы,
И шумные кафе и свет слепящих люстр
Под липами пора гулять настала.

Июньскими ночами так дышится легко
И всё вокруг безумно так красиво.
Гул города доносится, ведь он недалеко
Приносит ветер запах виноградников и пива.

Июнь, 17 лет, и кругом голова,
Шампанское туманит ваши речи..
И вы мечтаете, и на губах у вас
Горячий поцелуй, как бабочка трепещет.

В плену робинзонад душа томится
И тут, под фонарем, напротив вас
Одна мадемуазель садится
И для себя решив, что вы наивны,
Она отводит взгляд от вас картинно,
Чтобы потом уйти...
А на губах у вас не распустившись, вянет каватина.
Она над вашими сонетами хохочет,
Друзья вас бросили, вам плохо одному.
Она письмом вас осчастливить хочет...

В тот вечер вы в кафе, где свет слепящих люстр,
И перед вами полные бокалы.
В 17 лет серьёзность не к лицу -
Под липами пора гулять настала...
вторник, 14 августа 2018 г.
... non grаta. 08:08:19
Вроде еще стоит жара, но уже не такая, как раньше. Нет духоты, солнце просто греет, но в тени уже прохладно, ветер понемногу прокрадывается с запада. Лето кончается, за ним приходит зима. А осень? А осень никогда не запоминается. Наверное потому, что осенью не происходит ничего примечательного. Это время отдыха от жары и ожидания морозов. Осенью все однообразно.
Не хочу зиму. Не хочу холод. Не хочу одеваться в тяжелую одежду, не хочу гололед. Зимой не погуляешь долго на холоде, не посидишь ночью на улице. Эта зима обещает быть холоднее, чем когда либо раньше. Тепла все меньше и меньше, даже страшно немного. Ничего. Все рано или поздно должно догореть. Холод задует эту свечу и все замрет, зависнет во времени, в мгновении, навсегда запечатлев собой этот миг. Миг, когда все закончилось.
понедельник, 13 августа 2018 г.
Так бывает AMАN 19:16:01
Я не умею всякие разные штуки писать, длинные речи, просто пока был в отпуске все обдумал, сделал выводы и тд. В общем-то я рад что у меня именно так все сложилось, конечно, ещё пару месяцев назад мне бы никто не поверил, сказали бы что я просто пытаюсь забыть прошлые отношения, выдумывая себе "нормальное состояние", но я реально здоров и адекватен на фоне меня прошлогоднего. Я понял что значит фраза " не истери". Оказывается, это получается только в случае отсутствия сомнения в человеке, даже если его нет несколько дней. Получается, доверие - это единственное важное для меня состояние, если я не доверяю, я становлюсь неадекватом, и начинаю есть мозги. Да и мое недоверие, как выяснилось, всегда имеет место быть, чуйка слишком хороша. Короче, события прошлых отношений меня перепрошили и помогли разобраться в себе, от сюда я могу сделать вывод, что порой из полного разрушения, может появится что-то более новое и "красивое"
показать предыдущие комментарии (3)
20:45:05 AMАN
Да никуда же xDD
21:03:58 Этранзи
А в чем дело тогда?
06:38:51 AMАN
Я только щас понял с кем разговариваю
06:40:47 Этранзи
жираф -_-
-Маааааааам!!!! -Что ? -Иди сюда... Твой ламповый кун 12:17:18
-Маааааааам!!!!
-Что ?
-Иди сюда.
-Ну ?
-Смотри с какими уёбками мне приходится играть. /покупаю варды, выкладываю перед цк, он их ломает/
-Ты долбоёб. Тебе 23 года. Ты всё в своей жизни проебал, а тут решил довериться незнакомому человеку и тебя один хуй объебали.
-...ещё одно дизморалящее хуйло в моей тиме. Всё, иди.
Каждый, кто когда-либо брал в руки... камышинка2 06:15:46
­­ ­­

Каждый, кто когда-либо брал в руки книгу по Северной мифологии, знает о конфликте между богами и великанами. Его часто изображают как бесконечную дуалистическую борьбу между силами добра и зла, порядка и хаоса, созидания и разрушения. Однако, как часто бывает с путями древних, суть дела значительно более сложна, чем её обычно видят...

Наши предшественники имели несколько терминов для расы гигантских существ. Трудно различить их по контексту, так как слова эти были практически взаимозаменяемыми. В наши дни для ясности Эдред Торссон (Edred Thorsson) структурировал терминологию таким образом:
- самые мудрые, могучие, исполненные магии названы ётунами (jtnar, единственное число jtunn, возможный перевод - «едоки»(?));
- огромные обитатели гор именуются великанами или рисами (rsar - «великаны»);
-неуправляемые, слабо наделённые сознанием силы природы – турсами;
-и слово «тролли» - (как это было в прежние времена) используется как обобщенное для всех несносных сверхъестественных существ.
Множество их упоминается коллективно как «родня ётунов» или «дети Имира», так как они все родились из тела двуполого пра-йотуна Имира ещё до того, как Водан и его братья Имира убили и создали из его тела мир.
Все, кажется, согласны, что род ётунов - в основном существа неукрощённой природы, и могут быть чрезвычайно опасны и/или разрушительны. Так как «Книга ритуалов Клана Ворона» (Raven Kindred Ritual Book) пишет, что «Ётуны - божества всех тех вещей, которые люди не могут контролировать. Ваны - боги растущих посевов, Ётуны - боги реки, которая затопляет и смывает прочь эти посевы, или торнадо, который уничтожают весь ваш дом. Поэтому они устрашают и поэтому мы полагаем, что они являются злыми.
Ётунам не поклоняются в современном Асатру, но есть некоторые свидетельства, что им приносили жертвы в древности. В этом случае, жертвы, вероятно, были скорее принесены «им», чем разделены «с ними», как это происходит в случае Ванов и Асов. Было бы неуместным принимать их как друзья и братьев таким же образом, каким мы принимаем наших Богов. Нельзя принять ураган или лесной пожар; поступать так - безумие. Тем не менее, мы должны также помнить, что хотя мы видим их деяния как зло, они, по сути, не злы. Шторм уничтожает посевы, но это также приносит очищение и возрождение. Мы, люди, являются только одним видом на этой планете, и, в конце концов, мы все и скоротечны, и не соответствуем естественной природе. Таков способ, которым действуют Ётуны, и не удивительно, что мы воспринимаем его как зло» .
Ётуны обитают в горах, на ледниках, вулканах, и во всех местах, которые слишком дики и опасны, чтобы там селились люди, так что тем; кто хочет увидеть Ётунхейм, воссозданный в реальности Мидгарда, достаточно лишь посмотреть на внутренние области Исландии, которые удерживают дети Имира. Там, где они живут, мы жить не можем, и наоборот. В обрядах изгнания различные представители племени ётунов также выделяются как специфические недобрые создания, подлежащие изгнанию.
Много воплощений сил космического разрушения так же отнесены к детям Имира: волки Сколь (Skll, Обман) и Хати (Hati, Ненависть) или Манагарм (Managarmr, Лунный Пёс), которые гонятся за Солнцем и Луной и проглотят их в Рагнарёкк - сыновья Ведьмы Железного Леса, которая, кажется, является Великой Матерью рода ётунов. Про волка Фенрира (Fenrir), сына Локи и Ангрбоды (Angrboa, Сулящая Горе), уже было сказано (прим. – см. раздел “Рагнарёк”). В конце времён некоторые представители ётунов, наиболее вероятно – дети Локи и гигант по имени Хрюм (Hrymr), будут сражаться против богов и богинь: Снорри сообщает нам, что все хримтурсы (инеистые великаны) явятся вместе с Хрюмом, но об этом не упоминается в поэтических источниках. В «Прорицании вёльвы» и «Речах Вафтруднира» племя ётунов в целом, кажется, играет небольшую роль. Мы знаем только, что Ётунхейм столь же встревожен, как и царства асов и двергов («Прорицание вёльвы», 48), и что тролльши мечутся, когда является Сурт (Surtr, Чёрный) и горы (их дома) рушатся (там же, 52). Главный источник разрушения во время Рагнарёка, и единственный повелитель противников богов, описанный в «Прорицании вёльвы» - Сурт и его огненные великаны – Муспили (Muspilli, в русскоязычной литературе термин не встречается), о которых пойдёт речь в конце данной главы.
Хотя племя ётунов представляет угрозу для людей и часто действует против богов и богинь, они не могут быть отвергнуты, как абсолютное зло. О многих невестах богов из рода ётунов уже шла речь в данной работе; мы помним, что отец Скади Тьяци (jazi) был представителем всего угрожающего в ётунах, да и она сама тоже – и ей же поклонялись как богине. Тонар – великий недруг ётунов, но одна из них является его возлюбленной, и так же Рыжебородый получал помощь от некоторых из них (см. «Скади, Герд, и другое невесты из ётунов»). Мимир (Mmir), советник и учитель Одина, был подобен ётунам, и нет ни одного из Асов, чьё происхождение нам известно, который не может претендовать на родство с этим племенем.
Отношения между богами и богинями и родом ётунов часто довольно неоднозначны: нередко боги приходят как гости в палаты ётунов, иногда даже с очевидно дружественными намерениями - хотя такие визиты обычно заканчиваются смертью великанов, как в финале «Речей Вафтруднира» и «Песни о Хюмире». Хотя Тонар иногда выглядит не слишком быстро соображающим, великий убийца ётунов должен был бы, несомненно, увидеть что-то чрезвычайно привлекательное в предложении Локи о «дружественном визите», когда отправился безоружным в палаты Гейррёда (Geirrr), если б было по-настоящему неслыханным богам и гигантам гостить друг у друга. Фактически, основным недостатком Тонара как гостя в чертогах ётунов (если ему непосредственно не бросают вызов), является его манера съедать по-великански всё в доме и вне его («Песнь о Хюмире», «Песнь о Трюме»). Тем не менее, пусть боги и богини и дети Имира не кажутся поклявшимися в вечной вражде и иногда удачно действуют вместе, всегда имеется значительная напряженность между ними – так же, как и между племенем ётунов и людьми: объяснение Тором причин, по которым он убивает великанов и великанш (рассматриваемое Д.Паксон ниже) указывает, что большинство детей Имира не может быть просто оставлено в покое - ради благополучного существования людей.
воскресенье, 12 августа 2018 г.
Оборвалась Душа...улетела куда-то... Я на ощупь живу...без неё... FavoritkaLana 15:32:10
 
­­

Оборвалась Душа...улетела куда-то...
Я на ощупь живу...без неё темнота...
И на сердце моём только раны-заплаты...
И вокруг ни души...лишь одна пустота...
Мне никак без неё...в переулочках шарю
У Судьбы я своей...и ответа ищу...
Но Душа где моя...до сих пор я не знаю...
Тихо плачу ночами...без неё я грущу...
Значит, в люди пойду...и искать её буду...
Отыщу непременно, беглянку мою...
Без неё я никто...и никем дальше буду...
Ты вернись...не бросай меня в жизни...одну...


http://romualdovna.­ru/post439036243/


Категории: Стихи о душе, Стихи о женщине
lyolove #106 dystop 14:02:31
 Я наконец смогла сформулировать причину своего возмущения: несправедливое отношение. Когда он лезет к ней, пытается поднять руку, она сразу встаёт на дыбы, осаждает и грозится сослать к отцу. Когда всё то же происходит со мной, она молчит или никак не реагирует. Впрочем, она же никогда не кричала, что против насилия над женщинами, верно? Она лишь говорила, что никому не позволит бить себя. О других людях это уже я подумала. Такое...

Хорошая фраза в аннотации к книге: в душах людей наливаются и зреют гроздья гнева - тяжёлые гроздья, и дозревать им теперь уже недолго.
Обе стороны луны Чёрная Хельга 13:05:38
­­
Фанфик по Сейлор мун.
Мне не давала покоя мысль о паре Бани+Принц Алмаз, ну и нелюбовь к Такседо маску. Да и люди, со временем меняются. В итоге размышлений вышел наш с Ольгой фанфик.
***
­­

Новая королева Серинити. После всех событий сильно выросла и внешне и внутренне. При появления хрустального Токио, она всё думала о судьбе принца Алмаза, мсовсем не спеша замуж зи Такседо маска - Итимеона.
­­

Подробнее…***
- Что будем делать, Алмаз?- Сапфир, его вассал и его близкий друг приблизился к принцу, коснувшись его плеча,- уйдем на землю?
-Это вариант, но и там нам житья не будет... Есть у меня один вариант,- он поднял голову посмотрев куда-то на звезды,- надеюсь она примет нас.
-Она?
- Королева Серинити.
- Ты дурак, мы ее убить хотели...
- Но она нас спасла,- встрял Рубин.
- Я пойду один,- сказал Алмаз,- если не вернусь, уходите на землю, если она примет нас, я конечно буду просить за всех...
- Мы с тобой..
- НЕТ! Я уже один раз потерял вас, второго не будет. Ждите тут. Ээто приказ.
-Да. принц
- Ваше величество?
- А?
- Что вы думаете о свадьбе?
- Принц Итимеон молчит, а первая я с ним не заговорю, Марс.
- Но он любит вас...
- Он видит во мне ребёнка. Но я давно выросла.... Идём. Вроде, к нам гости прибыли.... Или гость.
- Это не гость ваше величество,- раздался голос Юпитера, которая на пару с Меркурием вели под конвоем Алмаза.
Тот спокойно шел вперед, к ней, причем вид у него был словно он не под конвоем идет, а эти девушки почетная стража при принце. Увидев ее он замер, сглотнув и приблизившись, опустился на одно колено.
- Ваше величество, вы стали еще прекраснее с нашей последней встречи,- эти слова не были лестью, они звучали как констатация факта.
- Принц Алмаз. Рада видеть вас. Как ваша рана? Не болит. Мне обещали, что кристалл воскресит всех, но я волновалась... А Сапфир как? А сёстры-преследовательницы, а Изумруд? Почему они не с вами? Неужели Менизисс стал светлее и теплее?
Серенити смотрела на принца с искренней радостью и теплом. Впрочем, девочки знали, что об Алмазе она всегда отзывалась с теплотой и нежностью
- Из всех остались только я, Сапфир, и Рубин с Изумруд, остальных уничтожила Черная королева, увы, даже кристалл в чем-то бессилен,- ответил он, поднявшись на ноги и посмотрев на королеву, стараясь конечно не сильно на нее пялится, но все равно не мог отвести взгляда. - Они пока на нейтральной полосе, дело в том что на темной части мы теперь изгнанники из-за того что не пожелали помогать королеве уничтожить планету. У нас было два пути идти к вам на поклон и просить протекции или прятаться на Земле.
-И ты приперся сюда,- фыркнула Юпитер.
-Да, я пришел просить вашего покровительства, хоть это и звучит как дерзость, но мы готовы принести вам клятву верности. ваше величество.
Серенити взяла Алмаза за руки.
- Некогда, ты защитил меня, Алмаз, не надеясь на воскрешение. Долг платежом красен. Зови сюда своих сородичей и пусть Хрустальный Токио станет вашим новым домом. Я буду рада вас принять. Надеюсь, остальные тоже.
Итемион рад не был, он помнил о любви Алмаза, но поделать ничего не мог. Серенити ведь правительница. Он обозвал королеву продажной девкой.
Алмаз улыбнулся, чуть сжав ее пальчики в своей руке.
- Благодарю, ваше величество, я отправлюсь за своими и мы вскоре вернемся.
Он поклонился, коснувшись губами ее руки и исчез.
В его действиях никогда не было раболепия, он всегда был горд, но сейчас, его благодарность и действия были искренними, вою гордость он давно закопал, что бы спасти оставшихся людей.
В этот вечер королева и Итемеон снова рассорились, маск добавил к продажной девке ещё пару совсем не лестных эпититов и даже распустил руки, за это он был изгнан из дворца на неделю. Он отправился злиться в горы, неподалёку от Токио, а Серенити ушла в сад.
- Я , всё же рада, Марс, что они выжили... Хотя жаль, что только они....
Марс стала самой близкой родругой Бани, как и Юпитер, хотя прежде с Марс они чуть недральсь.
- Вы бы их всех приняли?
- Я надеялась, что они остануться на Земле ещё тогда. Но я не умела, на столько управлять кристаллом.
- А сейчас вы смогли бы воскресить остальных?
- Не знаю, сейлор Марс.... Не знаю. Врял ли.
- Ваше величество, семья Черной луны прибыла,- сообщил ей мажордом. с поклоном,- куда их проводить?
О том, что чернолунные гости уже знали, остались только формальности, хотя ее советники все же потребовали что бы королева приняла от них всех магическую клятву верности.
- Ведите их в главный зал. Они принесутприсягу, потом покажем им их комнаты. Пусть пока поживут во дворце. И помните, Принцесса ИзумруджЖенщина, обеспечьте ей соответствующие удобства.
Серенити пошла в главный зал, принимать семью чёрной луны
Четверку чернолунных ввели в общий зал и они подойдя к трону остановились, опустившись на одно колено. Все они так и стояли, не поднимая голов, ожидая дальнейших указаний королевы.
Королева приняла присягу от каждого, всем сказав по паре добрых слов, потом подошла к Изумруд.
- Идём. Я провожу тебя в свою комнату. Остальных проводит мажордом. Принц, я буду рада, если вы вечером придёте в сад, к хрустальному фонтану.
- Конечно, ваше величество,- он поклонился и пошел с остальными.
Рубин то и дело оглядывался.
-Успокойся ты, никто не обидит твою невесту, обустроимся, потом переберешься к ней, или она к тебе, тут мы гости, так что будет все по их правилам.
-Я знаю... просто...
-Все будет хорошо.
Серенити привела Изумруд в её комнату.
- Комната Рубина рядом. Алмаза - напротив, Сапфир живёт бок о бок с Алмазом. Ну а моя в конце коридора, если тебе что-то надо - обращайся. А теперь отдыхай. Всё же вы проделали долгий путь.
- Спасибо, ваше величество,- она кивнула ей, улыбнувшись.
Парни тоже осмотрели комнаты и легли отдыхать, только Алмаз, искупавшись, оделся и пошел в сад, искать тот хрустальный фонтан.
Серенити тоже пошла к фонтану, встретив Алмаза, по дороге.
- Доброго вечера, ваше высочество. Вы и ваша семья хорошо устроились? Простите, что не дала вам отдохнуть, но... Вы всегда были не чужды прекрасного, а сегодня прекрасная ночь и фонтан тоже прекрасен. Я бы хотела разделить с вами эту красоту.
- Ничего, выспаться я всегда успею,- он галантно предложил ей руку, шагая рядом и посматривая на нее. – Ты очень изменилась,- проговорил он,- не только внешне. при прошлой нашей встрече я видел девочку, красивую, пугливую, но невероятно добрую, готовую простить даже врагов, сейчас я вижу невероятно сильную духом женщину, но все такую же добрую, для этого надо иметь очень много сил. Ты стала еще прекраснее, воительница луны, как внешне, так и душой... И никакие ночи не сравнятся с твоей красотой.
- Я очень жалею, что отвергла тогда твою любовь. принц- Алмаз, Ты видишь то, чего, до сих пор не видит принц Итимион.... Да, я повзрослела и многое поняла. И... - Девушка остановилась у фонтана и обернулась, глядя в глаза Алмазу. - Я жалею, что тогда отвергла твою любовь. Простишь ли ты меня, самый гордый из принцев тёмной луны?
- Бани,- он вспомнил ее земное имя, ему оно казалось милым и немного забавным,- Я любил тебя, и люблю сейчас, я готов тебе простить что угодно, даже если бы ты не приняла нас, даже если бы ты заперла меня в темнице или изгнала обратно на темную сторону, я не перестал бы тебя любить, ты забрала мое сердце, и назад я его не принял и не приму. Оно в твоей власти. как и я сам.
Серенити посмотрела в глаза, чуть вздрогнув, когда он назвал её земное имя. Девушка коснулась его щеки.
- Бани, значит зайка, как, впрочем, и Усаги... Ты спас меня, Алмаз. Я не забыла. И я бы не смогла ни изгнать тебя, Ни запереть. Впрочем, ты и так в темнице моего сердца. Но я хочу подарить тебе то, что ты желал отобрать у меня, когда-то силой.
Девушка подошла ближе и привстав на цыпочки, осторожно поцеловала принца в губы.
Он замер, удивленно на нее посмотрев, а потом обнял, ответив на ее поцелуй и перехватив инициативу, пусть только поцелуй, пусть между ним и нею стоит Итимион, но этот поцелуй только его. Отстранившись, когда совсем не стало воздуха он посмотрел в ее глаза и неохотно отпустил, отступив. Столько страсти и нежности, Ни принцесса на Бани, никогда не получала от Мамуро или Такседо маска, да и от Итемиона.
- И правда, сегодня волшебная ночь...
- Я же говорила. Алмаз, твоя семья может найти жтильё в городе, но я буду рада, если ты останешься в хрустальном дворце... И, да, ты можешь побороться за место моего супруга с Итимеоном
Он кивнул, посмотрев на звезды.
- Что для этого надо, что бы занять его место, я сделаю все что угодно, моя королева.
- Алмаз. Ты же мужчина. Неужели мне придётся учить тебя, как завоевать женщину? Но не путай вновь "завоевать" и "взять силой". Просто покажи мне, что ты лучше Итемеона.Онн улыбнулся и наклонившись снова едва заметно коснулся ее губ.
-Я тебя ему не отдам, особенно теперь, когда получил твое "благословение". Кстати, а где же мой соперник?
Серенити смотрела в небо. Её щёки ещё алели от поцелуев и чувств, которые те в ней будили.
- Принц Итимиеон был против того, чтобы я приняла вас. Он ревновал и весьма не прикрыто. Мы поругались, и я отослала его из дворца на неделю. Думаю, ты заслужил небольшую фору. Ты столько лет был вдали от нас...
- Вы поссорились из-за нас? Неприятно, но я не сильно расстроюсь. Продолжим нашу прогулку, ваше величество,- он улыбнулся ей, протянув руку,- в такую ночь грех спать.
- Мы вечно с ним ссоримся. Он уже не тот Такседо маск, которого вы помните, -девушка оперлась на руку принца.- Да. Тем более, я хочу показать вам ночную радугу.
-Я его вообще не помню,- сказал Алмаз, в то время его рядом с вами не было, я лишь видел его пару раз мельком, но познакомится у нас не было времени.
Он аккуратно придерживал ее под руку, шагая рядом.
- Это жаль, возможно, вы бы увидели тогда рос тки того, что я вижу теперь.
...
-Он ее околдовал.
- С чего ты взяла?
- Потому что она ведь любит Токседо, а сейчас не сводит с него влюбленного взгляда, это странно.
- Да, хотя она всегда о нем неплохо отзывалась.
- Вот именно, а ведь Алмаз самый могущественный колдун черной луны, сильнее только черная королева...
-Черт, что же делать?
- Не знаю, но пока отправляйся к Итимиону, надо сообщить о происходящем.
- Я знаю Такседо довольно долго, но оказалось, что не знаю вовсе, Алмаз. И.... Если подумать, то он спасал меня, рискуя жизнью, он подпадал под чары и пытался меня убить.... Когда я смогла противостоять тебе. я поняла, что тут что-то не так. И потом... Он всё ещё пытается изменить меня, как угодно ему. Он так и не принял, взрослую Серинити
Принц посмотрел на идущую рядом женщину и покачал головой, нет уж, он не хотел что бы она была какой-то другой, ему нравилась эта Серинити, а вот ее жених слепец, неужели он не видит что Бани так и осталась рядом. Впрочем помогать сопернику он не собирался, то что они ссорятся это ему на руку и он намерен был сделать так что бы Токседо еще больше отдалился от королевы, в любви как и на войне, все средства хороши, хотя и о чести он не собирался забывать, но от соперника намеревался избавится.
- Смотрите, вот ночная радуга!
Над фонтаном, стоящим в лунном свете, вправду дрожала радуга.
- Принц Итемеон даже не приемлет обряды луны, которые мне приходится проводить.... Идёмте, я покажу, --Она повела ео дальше. - Возможно, многие не поймут того, что я тянусь к тебе... Я ведь столько лет любила Такседо Маска. Но.. Я ведь и не рассказывала никому, что между нами происходит.
Он замер, смотря на чудо светлой стороны.
- Красиво, нет, невероятно восхитительно.
Алмаз полюбовался этой красотой, после чего последовал за девушкой, слушая ее и удивляясь ее подругам, неужели они настолько от нее отдалились после того как она стала королевой что не видят очевидного или это просто ему, как новому человеку видно со стороны лучше.
Девушка привела принца на окраину сада, над ними высился парящий храм.
- Вотчина Сейлор Марс, парящий храм. Во время ритуалов надо утром меня встречать.... Он этого не делает. Обряды луны дело не детское. Но я видела будущее, как погиб прошлый Хрустальный Токио. Это не вина мудреца или твоей семьи, это вина правителей, слишком беспечных, пренебрегающих своими обязанностями, во имя беспечности Я не хочу повторения. Маск, видимо хочет....
Девушка грустно смотрела на храм.
- А может он просто не понимает?- спросил Алмаз,- он не видел параллелей времени, не видел что может быть если совершить ошибку. У судьбы, у будущего сотни вариантов развития, один шаг и уже на другой тропе, хотя и кажется что этот шаг такая мелочь, и не видно что тропа уже не та...
- До семьи тёмной луны и после, у нас было много врагов. ВСе были опасны. До тёмной луны было уничтожено лунное королевство и воины родились на Земле. Мы едва нашли друг друга. Потом были ещё враги, потом были вы, потом ещё немало врагов. Скажи, Алмаз, что надо делать, чтобы защитить свой мир? Чтобы твоя дочь не шлялась в прошлое, рискуя собой? Чтобы не звала прошлую тебя спасать себя будущую?
-Я не знаю ответов на эти вопросы, Серенити, но теперь у тебя есть козырь, которого не было раньше- четыре сильнейших мага черной луны. знающий много уловок которые могут применить враги. А со временем, может мне удастся забрать еще шестерых воинов черной луны, они тоже из моей семьи, но пока далеко, среди звезд, так что у тебя будет еще больше союзников, так же у тебя есть друзья с дальней звезды, которые, уверен, придут на помощь. Что бы ни было в будущем, у тебя намного больше союзников.
- Вот именно. Надо не отвергать союзников, а привлекать. Да и самим неплохо стать сильнее. Ведь я ещё не знаю всех сил кристалла... Алмаз... Ты встретишь меня после обряда луны?
Посмотрев на нее, он улыбнулся.
- Конечно встречу,- ответил он, погладив ее ладошку.- расскажи когда он происходит и как и где и когда тебя надо встречать.
- Обряд пройдёт через день ночью. На рассвете тебе надо быть у храма. Ты будешь не один. Юпитер пойдёт с тобой... Обычноходит только она, но должны ходить она и Такседо. Но я говорила, что Итемеон игнорирует обряды.
- Хорошо, я запомню,- кивнул он, после чего глянул на храм еще раз,- идем обратно, тебе надо отдохнуть, да и я если честно на ногах держусь только за счет упрямства.
Серенити погладила Алмаза по щеке.
- Идём. Всё же вы ещё с дороги. Я, наверное, эгоистична. Но я слишком соскучилась.
-Мне тоже хотелось бы провести побольше времени с тобой наедине, но я устал, но потом обещаю, выучу твой распорядок и буду стараться почаще быть рядом.
- Мне будет приятно. Завтра вечером бал, в честь твоей семьи. Но днём отдохни хорошенько.
Девушка проводила принца, до его комнаты и поцеловала в уголок губ.
- Сладких снов, принц Алмаз.
- И тебе, самый спокойных снов, королева Серенити.
Он ушел, оставив ее, для себя же решил стать опорой для нее, даже если проиграет в схватке за место в ее сердце, но все равно он хотел что бы как можно меньше причин у нее было для грусти.
Серенити ушла к себе, но думала она об Алмазе и Такседо маске. Такседо сильно изменился. Он стал грубым. А какой Алмаз? Как изменили его эти годы?
Поворочавшись в постели он все же уснул, проспав до обеда, все же усталость и стресс дали о себе знать. Сапфир пару раз к нему заглядывал, но не будил, принцу он был предан как никто.
Рубин и Изумруд отправились в город, благо у них была протекция королевы и их принимали как равных ей в городе.
Мажордом предупредил Иумруд и остальных, о вечернем бале, и предложил им купить костюмы. На счёт королевы, разумеется. О том, как заработать, ни с королевой поговорят.
Серенити с утра заперлась в кабинете, работая и решая разные вопросы.
Отдохнув, Алмаз задумался о финансах, конечно за счет королевы это круто, но он все же был слишком горд, к тому же у него была пара задумок, так что до вечера он пропал в неизвестном направлении, Сапфир и остальные все же приобрели костюмы, хотя тоже им было неловко, но решили подождать что будет дальше. Алмаз вернулся и так же выбрав себе костюм, пошел к своим вассалам.
Прежде, чем принц встретился с вассалами его встретила Луна.
- Надеюсь, ты умеешь танцевать… Королева обожает танцы, хоть сама танцует не бог весть как...
- Умею, хотя наоборот, к танцам совершенно равнодушен,- проговорил Алмаз, пряча в карман пиджака прямоугольную коробочку.
Изумруд и Рубин уже были в зале, Сапфир же следовал за ним как тень, но Серенити еще не было там.
Появилась Венера с Артемисом, остальные воины и, последней, королева.
- Приветствую всех моих поданных. Приветствую, новых поданных, семью тёмной луны. Сегодня бал в честь вашей семьи, принц Алмаз. Надеюсь, вам будет хорошо и сегодня и в остальное время. А теперь, Сейлор Уран и Сейлор Нептун, Прошу вас, сыграть нам. Остальных прошу на танц пол!
Четверка только поклонились, Алмаз ничего не говорил, но едва все стали двигаться к танцполу подошел к Серенити.
- Разрешите вас пригласить на танец, ваше величество
Серенити с улыбкой склонила голову.
- Буду польщена, принц.
Девушка подала Алмазу руку.
Он взял ее руку и мягко поцеловал, после чего повел в круг танцующих.
Серенити, вправду, плохо танцевала, но Алмаз танцевал столь хорошо, что это было не так уж и заметно.
- Не спеши, зайка,- шепнул он, не старайся вести, слушай музыку, просто закрой глаза и слушай музыку, остальное доверь мне...
Бани улыбнулась. и закрыла глаза, доверившись своему партнёру. Как давно никто не называл её зайкой, как давно она не чувствовала того, что чувствовала сейчас. Этой нежной, хранящей силы, согретой любовью.
Алмаз вел ее в танце, постепенно главенство потерялось, они просто танцевали, следуя желанию друг друга, парные танцы это не просто движения, это доверие, умение читать мимолетные мысли партнера. Танец сменялся танцем, а он не бросал её, пока музыканты не взяли перерыв.
- Ты, наверное, устал, Алмаз. Идём, посидим на балконе. Там есть удобная скамья.
-Нет, не устал, но и правда стоит сделать перерыв,- под руку с серенити они отправились на балкон, под удивленные взгляды придворных.
Сев вместе с Алмазом на лавочку, девушка прислонилась к принцу.
- Если бы Итимион был так терпелив, я бы давно научилась танцевать много лучше, чем танцую... Маск вообще нетерпелив и резок.
Он мысленно вздохнул, да, Маск еще занимает в ее сердце слишком много места, она то и дело о нем говорит.
-Я хочу кое то тебе преподнести,- он достал из кармана коробочку. от которой ощутимо веяло магией и силой. Внутри лежал кулон в виде серпа луны, украшенного черными алмазами, в центре же висел звездный камень.
­­
Имя этого камня- Путеводная Звезда, очень давно он попал в мою семью, но его сила светлая, так что никто не смог использовать его, а я не захотел. Прошу, прими его...
- Ооо! Алмаз! Надень на меня это! Ты так.... Так невероятен! Жаль, у меня не было времени, прежде узнать тебя лучше. Давай это наверстаем...
Девушка поцеловала Алмаза в губы.
- С огромнейшим удовольствием,- он аккуратно одел ей цепочку, застегнув ее и наклонившись, поправляя волосы, едва заметно поцеловал ее в шею, поле чего сел на свое место
"Как он нежен"" Мурашки побежали по телу и, Серенти повернувшись, поцеловала Алмаза в губы.
- Я люблю тебя, Алмаз.
- Ради этих слов я готов на все, моя королева,- он склонил голову, улыбнувшись,- нам пора возвращаться в зал, кажется ваши стражницы потеряли вас.
- Главное, потеряли девочки. Идём. Сейчас будет банкет.
Он повел ее обратно, появление их вместе снова вызвало недоумение, особенно у ее подруг, хотя Алмазу было все равно, сейчас он видел только Серенити, чем вызвал понимающие улыбки у его троицы.
Серенити улыбнулась девочкам, мол всё хорошо и дала знак к началу фуршета.
- Я тебя не на долго покину, надо по мелькать среди поданых, а ты, увы, ещё не стал даже женихом...
Королева удалилась, общаться с гостями и с подругами.
Он отпустил королеву, хотя предпочел бы утянуть ее обратно на балкон, но он не Маско, он знал каково это жить в постоянном свете, в окружении сотен вассалов и знал насколько это трудно, поэтому только и мог что наблюдать за ней и морально поддерживать.
- Девочки? Что случилось? Вам не нравятся моё общение с Алмазом?
- По-моему ты слишком им увлеклась, - ответила Меркурий.
- Знаю, с Маском не всё гладко, - добавила Юпитер, - но ты Алмаза плохо знаешь...
- Вот и хочу узнать лучше, - улыбнулась Серенити. - Я знала его, как врага, но он отдал за меня свою жизнь... И он, до сих пор любит меня...
- Главное, не принимай быстрых решений, - проговорила Марс.
- Конечно. Это же не только моё дело, но и судьба всего моего королевство. Просто, не отвергайте его с ходу...
- Да, Алмаз, не думал что твои чувства так быстро запылают с новой силой, все же много времени прошло.
- Ну, я всегда знал, что только ее и люблю, в прошлом я был слишком груб, но теперь я не намерен отступать и буду предельно осторожен.
- А как же Маско?
-В свете некоторой информации он мне практически не соперник.
- О, а если будет, что делать станешь?
-Придумаю что нибуть.
-Устранишь?
- Разберусь
Ольга Шепель
Вскоре гости стали расходиться, а Серенити подошла к Алмазу.
- Идём погуляем перед сном, Алмаз.
-С превеликим удовольствием, зайка,- он взял ее под руку и повел в сад, где можно было спокойно прогуляться, без лишних глаз
Девушка пошла с Алмазом.
- Мне не верится, что ты так добр. Люди нелюбят меняться. Что же с тобой случилось?
- Хм? Меняться? А я и не менялся, зайка,- сказал он,- разве что чуть-чуть. Я все так же жесток к своим врагам и с легкостью убью того кто будет угрожать тем кто находится под моей защитой, но для друзей я всегда был таким, просто ты меня не знаешь, зайка, мы встретились не при самых приятных обстоятельствах.
- Ты пытался взять силой мою любовь и верность, Алмаз. Но даже после того, как я тебя отвергла, ты, всё же спас меня ценой своей жизни... И теперь ты любишь меня... Но не пытаешься принуждать.
- Пытался, потому что думал что силой можно взять все, там, на темной стороне действует только право сильнейшего, так что прости еще раз за тот случай, больше я такой ошибки не совершу
- Не извиняйся, Алмаз. Это был ценный опыт. Но... Даже действуя силой, ты был нежнее, чем Итимион сейчас.
- Ну, он просто не может принять того, что теперь не ты, а он от тебя зависит. Ведь раньше, при любой опасности, он был твоим героем, спасающим и появляющимся в самый последний момент, кстати, очень интересная у него особенность, картинно появляться в самый подходящий момент, ведь стоило ему появится раньше как он оказывался в общей кучке избитых. Ну а теперь ты королева, а ему власть не светит, максимум, титул крон-принца
Серинити рассмеялась.
- Он всегда был защитником Земли, такая своеобразная « Сейлор Земля». Но он и раньше ухитрялся схватить своего люлюля.... Но, в целом, ты прав. А ты согласен быть при мне корон принцем?
- Согласен быть и просто воином, мне титулы не важны, хоть я и принц черной луны, но тут этот титул просто название, но мне и так все нравится, ведь мои вассалы, мои друзья живы и со мной.
Серинити посмотрела на Алмаза.
- И, всё же ты сильно изменился, Алмаз. ты стал мудрее. И жаль, что эта мудрость далась тебе ценой многих потерь.
-Время всегда оставляет свой отпечаток, но давай не будем о грустном, сегодня отличная ночь, а у меня самая прекрасная спутница... Не стоит вспоминать в такие минуты, о плохом
- Да, Алмаз... Поцелуй меня снова, прошу.
Он привлек ее к себе и нежно поцеловал, поглаживая по волосам.
- Весьма милая картина, видно по этой причине ты меня отправила в ссылку,- раздался злой голос со стороны одного из поворотов.
Серенити вздрогнула и вся сжалась. Ясно, она боялась Маска.
- Эй! Неделя ещё не прошла, Итимион!
Юпитер встала между парочкой и Маском.
-Ты думаешь что я буду покорно сидеть в изгнании пока моя невеста тут обжимается с чернолунником,- он посмотрел на Юпитер,- отойди, я не с тобой говорю.
Серенити взяла себя в руки.
- Ты давно утратил право звать себя моим женихом. С тех пор, как начал распускать руки. И не смей приказывать моим воинам.
Маско поморщился и посмотрел на Алмаза.
-Хочешь заполучить мое место, выиграй его, я вызываю тебя на дуэль равновесия.
"Он и правда дурак, вызывать колдуна на магическую дуэль, впрочем мне это на руку".
-Я принимаю твой вызов,- спокойно ответил Алмаз, ликуя в душе.
Юпитер увела Серенити в сторону, чтобы девушка не попала под удар.
- Если он выиграет, я выйду за него замуж... Его, Алмаза.
- Ты же уже выбрала его, в своём сердце, королева. Если Алмаз проиграет, что мало вероятно, то ты всёравно станешь его женой.
- Да, верно...
Магия Алмаза была разрушительна и холодна как и место в котором он родился, Маск же не обладал никакими магическими навыками, по крайней мере он их не выказывал, зато сейчас открыл пару трюков, внезапно исчезнув, да так что его невозможно было ощутить.
Юпитер, приобняла Серенити.
- Спорю, он планирует взять тебя в заложники.
- Только не это!
Но Маск этого не смог бы сделать, даже если бы пожелал, Алмаз прежде всего обезопасил девушку, накрыв поле сражения куполом, из которого Маск не сможет выйти пока не победит или пока Алмаз не снимет купол.
Свист и кинжал пролетел в милиметре от его виска, Ал едва успел увернуться.
- Близко... Это опасно
Алмаз настороженно вертел головой, стараясь хоть как-то учуять противника, но тот петлял как заяц, посылая кинжалы в колдуна и тому трудно было сосредоточится, приходилось уворачиватся от ударов.
Наконец он подготовил нужное заклинание, и купол заполнили молнии.
К тому моменту Алмаза уже успели трижды ранить, но Маск получил хороший заряд и сейчас лежал в без сознания.
- Алмаз! - Девушки вскрикнули хором.
Всё-же принц вызывал у Юпитер симпатию
- Все, моя победа,- он повернулся к Маску спиной и сняв купол направился к Серенити, улыбаясь.
Свист кинжала он услышал , когда был в паре метров от девушки, но не уклонился, ведь в противном случае пострадала бы королева.
Он упал к ее ногам с торчащим из спины кинжалом, барьер частично замедлил клинок, но рана все равно была серьезной
Серенити упала на колени, активируя исцеляющую силу кристалла, Юпитер схватила кинжал и отправила его хозяину, потом позвала слуг, чтобы те оказали Маску помощь и выдворили его из дворца Серенити этого уже не видела, она лечила Алмаза..
Раны затянулись, и Алмаз открыл глаза, посмотрев на королеву.
- Снова ты меня спасла, зайка,- тихо, что бы его услышала только она, прошептал он и медленно сел
- А ты снова защитил меня. Я.... Я просто не могу иначе, Алмаз. Я люблю тебя.. чувствуешь? Тебе надо отдохнуть и переодеться. Как ты себя. чувствуешь?
-Ллюблю тебя, зайка.- он погладил ее по щеке и встал,- успею переодеться. сперва проведу тебя к твоим покоям, ложись отдыхать, тебе тоже надо выспаться, ночка сегодня была просто перенасыщена событиями
- Наши покои рядом, так что тебе не придётся долго идти. Я, всё же за тебя волнуюсь.
- Все в порядке.
Он взял ее под руку и повел в ее покои. У двери он мягко ее поцеловал и отпустил, отправив спать, после чего и сам ушел к себе.
Они странно выглядели, оба все в крови. Девушка приняла ванну и легла спать, на утро она ушла в храм вместе с Рэй и Юпитер. Этот обряд всегда отнимал много сил. Она провела в храме, почти сутки. Вечером пришла Юпитер.
- Принц Алмаз, вы готовы?
-Конечно, я тебя ждал, все же у храма я был только раз, не хотелось бы заблудиться,- он встал и последовал с девушкой к храму.
- Он словно сияет, когда я его видел позавчера так не было. Красиво.
Им пришлось ждать. Серинити вышла в прозрачном мокром платье и с распущенными, чуть влажными волосами. Королева едва стояла на ногах, но увидев Алмаза, она вся засветилась счастьем.
Он глянул на Юпитер и получив кивок пошел к королеве, легко подняв ее на руки.
- Сильно устала?- ласково спросил он, поворачиваясь и направляясь ко дворцу.
Девушка крепко обняла его.
- Ничего... Я счастлива, что ты меня встретил. Нам надо поженится до обряда приветствия луны. Это обряд тяжело проходить девственнице. Но вместе, мы всё сможем.
Он чуть улыбнулся, поцеловав ее в губы.
-Как скажешь, мне еще многое предстоит узнать о светлой стороне. но я всегда буду рядом, даже в самые тяжкие минуты, я буду твоей опорой, зайка.
- Я это чувствую, Алмаз. Отнеси меня в мою комнату и побудь со мной... - Ты пытался взять силой мою любовь и верность, а получил их любовью и надёжностью. Ммне надо немного поспать а потом я введу тебя в курс дел, как моего жениха
- Конечно,- он кивнул и донеся ее до комнаты толкнул двери. внося ее внутрь и ставя на ноги, все же мокрое платье стоит переодеть. Алмаз прикрыл двери, повернулся к ней и пошел за полотенцем, что бы просушить ее волосы.
Бани уже сняла платье